13 авг 2007

ИСКУШЕНИЕ ДОСТОВЕРНОСТЬЮ СЧАСТЬЯ

(Вольное размышление после статьи Романа Неумоева «Рок, гибель, Смерть и Свет Православия» ).

…Закончился ещё один период русской истории, а проблемы культуры всё так же требуют разрешения. Дело не в идеологах могущих определить направление ответа, а в механизмах воздвигающих тупики проблем. Идеология способствует лишь временной консервации таковых механизмов, но жизнь постоянно активирует их, взламывая официальный контроль, и в искусстве проявляется тема, а художник вновь ищет ответ. Не всегда очевидный, кому-то спорный, а для кого-то и вовсе неприемлемый, но людей слишком много и все они как-то разделены, чтобы с первого раза для всех слоёв найти некий универсум. Посему вновь и вновь, столетие за столетием люди пишут, играют, сочиняют, доказывают и декларируют, выстраивают схемы и задаются вопросами СМЫСЛА. Среди них оказались и рокеры. Этот народ возник где-то в Америке лет пятьдесят назад, а после распространился по всей Земле. Среди художников это самый молодой цех, как по времени существования, так и по возрасту самих творцов. Всего два поколения на всю эволюцию разума. В рок-н-ролл приходят одновременно с инициацией во взрослых людей. Некоторые остаются там до смерти, а иные забывают рок через десяток лет, но за пол века их след стал столь очевидным, что помыслить реальность без этого явления невозможно. И это действительно феномен – параллельная цивилизация общеизвестному ходу бытия, со своими мифами, героями, правилами и мечтами. Без государств и континентов, без спецслужб и президентов, без войн и контроля. Каждый из входящих может быть кем угодно, но становиться кем-то благодаря действительной мощи своего взгляда. Однако рокером не заказано быть никому, и спрашивают с него, как со всякого другого. Словно незримый мир, существующий только в душе и только для неё, везде и одновременно нигде. Носители музыки не в счёт – лишь дверцы в запутанный лабиринт звуков.

Художник, неважно в какой сфере творящий, воплотившись в произведение, имеет влияние, а оно может быть не только опасным или вредным, но и полезным и эта дилема требует посредника, в определении направления понимания. Это необходимо не столько государству, сколько потенциальному балансу среди граждан, дабы не опрокинулась жизнь, и хаос не воцарился среди людей. Посему возникли всевозможные структуры, осуществляющие обратную связь между реакцией людей на искусство и самим художником. Отношение между людьми и художником видны по его степени популярности, но граждане всегда неоднородны и сбиты в группы, касты или партии. В СССР обратная связь была и в КГБ, и в идеологи КПСС, и в союзах писателей или композиторов, и в профсоюзах и в общественном мнении. Теперь это Русская Православная Церковь (РПЦ), СМИ, партийные группы, общественное мнение, авторитеты с харизмой, спонсоры с рекламой и сборы от продаж. Кто из них может быть наиболее точен и бескомпромиссен в оценках? Как правило, все вместе и каждый в отдельности, уж такова суть демократии – не посаженный в тюрьму имеет право быть, а стало быть, и прав. Остановимся на возможности Православной Церкви осветить страсти рокеров и взвеситьИХх!!!

1. НАСКОЛЬКО ПОНЯТНО СНАРУЖИ.

Одним из путей в Ад, приготовленных Сатаной для современного человека, по мнению о.Лазаря («Образы искушения современного человека») является рок-музыка и создана она в Преисподнии. Создана она, как особый способ отражения реальности музыкантом. Вообще музыка не имеет источником Силы Тьмы, но именно рок-н-ролл и любое его воплощение несёт на себе зловещую печать. Таков главный лейтмотив книги афонского монаха.

Очевидно, что и предтеча «белого блюза» блюз «черный» является ещё более короткой дорожкой во Тьму, хотя прямо об этом и не говорится. Наверное, и люди делающие бизнес на роке сношаются с лукавым, да и слушатели тоже заглядываются на соблазнительные картинки того света. Так на вскидку, как минимум пол миллиарда людей повязаны в той или иной степени таким опасным увлечением. Впрочем, неважно, достаточно самого обвинения. Понятно, что речь ведётся о наркотиках, сексе и страстях постоянно сопутствующих именно такой музыке.

Архиерей Русской Православной Церкви иеромонах Григорий рассмотрел этот феномен на примере независимых отечественных рокеров – Летова, Дягеливой, Лукича, Умки, Наутилуса, и пришел к созвучным результатам: либо ты выбираешь Жизнь, либо тянешься к Смерти, а значит, всё более погружаешься во Тьму. Таков расклад отношений.

Мне кажется такой взгляд несправедливым и довольно одиозным. Провести детальный анализ в отдельной статье довольно затруднительно, но несколько поразмышлять на эту тему и высказаться вполне-ВОЗ-можно. Рок в Америке возник, как реакция молодёжи на жизнь предложенную старшим поколением. Чопорное и выверенное на годы вперёд существование тяготило, от природы подвижную и склонную к развлечениям молодёжь. Ей хотелось освободиться от опёки и родительской воли, попробовать собственный путь, проявить себя по иному, среди таких же, чтобы весело и азартно, во всю силу молодого тела и нахлынувшее право решать свою судьбу. Будущий колледж или престижный университет не позволял удовлетворить проснувшиеся желания, а напевать и танцевать слащавые песенки по шаблону большой эстрады казалось старомодным и скучноватым. Естественно речь не шла о протесте или глобальном гражданском конфликте, просто старая проблема отцов и детей, в который раз нашла новое проявление. Ансамбли существовали во многих школах и колледжах, и прорыв Элвиса стал удачным запалом для них. Шоу-бизнес подхватил начинание, и рок распространился по штатам подобно лавине. Не последнюю роль в этом сыграли негритянские блюзмены.

Стране высокого благосостояния, шагнувшей в послевоенную эпоху, требовалось выплеснуть накатившую радость от прогресса и стабильности. Так что переизбыток радости, скорее всего и стал главной причиной появления новой музыки. Этот переизбыток впоследствии стал именоваться драйвом. Дети быстро взрослели, а официальная эстрада с её нейтральной поэтикой зауживала накатившую удаль, не отражала контретики пацанов и девчонок. Хотелось летать, быть по-другому взрослым и явно слышать что-то про себя. Можно вспомнить сёрф пятидесятых и улыбка пробежит по лицу. Народилась альтернатива, необычное, но всё же самое, что ни на есть, народное творчество и его пришлось принять со всеми потрохами. Оно быстро перекинулась через океан и прижилась. Там было тоже. Чего философичного в ранних «Beatles» или «Hollies»? Безудержное веселье, любовь томление и азарт молодости. Я думаю, то время было суматошным, бесшабашным и совершенно безобидным. Но грянула война, и Африка с Вьетнамом расчленили благодушие симпатичных рокеров.

Смерть, суицид, боль и мрак появились в песнях из жизни, из Сонг Ми и Сайгона, из Родезии и Биафры, и рок-н-ролл навсегда лишился наивности ветреной юности – мир лопнул по швам и хрип его разлетелся по струнам. Психоделия хиппи стала ответом американским и английским папашам и поддержавшим их современникам. Снова пришлось пригубить крови, дабы опрокинулась Восточная Империя Зла. И шестедисятникам было, что сказать – рок взлетел на невиданную высоту патриотичности и осознания Бытия. Это был голос, не обрамлённый канонами, консерваториями и правилами, вскипевший жаждой слова, и громыхнувший тысячеголосой полифонией переливающегося серебра. И что? Это придумал Сатана и спроектировал Адский совет падшихДУдухов? Тогда придётся потянуть вослед Кеннеди и Джонсона, английскую королеву и бельгийского короля, немецкого канцлера и французского президента. Ведь Африка была гигантской колонией белого брата, и он умело обирал её пока чёрный бунт не вышвырнул его в Европу. Наверное, несколько миллионов вьетнамцев и африканцев, расстрелянных за чей-то банковский счёт пострашнее предчувствия смерти в какой-то песне. И ЛСД синтезировали в лабораториях не парни с гитарами, а коноплю сажали на полях не восторженные поклонники чьей-то группы. Хотя как способ забыться от лицемерия беспринципных политиков травка канала, уж лучше раствориться в грёзах, чем стрелять или знать запах напалма. Впрочем, секс тоже никто не отменял со времён Адама и уж ежели Закон позволял многоженство мормонам и повторный брак гражданину, и не препятствовал проституции и порнографии, а противозачаточные таблетки опрокинули пуританство то, что спрашивать с рокера и чем прикрыть ханжество облеченное в государственный институт стабильности? Сексуальная революция лишь скопировала сокрытое благопристойностью отношение полов буржуазного мира, и теперь это стало нормой безо всякого рока в любой ероамериканской стране.

Ничем особенным рок не отличен от других форм государственной жизни и скорее инспирируется ею в тяжкие грехи. Однако батюшки не осмеливаются обвинить в сатанизме существующий порядок и осуществляющие его институты государства. Достаточно оказаться на Нью-йоркской или Токийской бирже, чтобы ощутить такой драйв, такую иссушающую страсть плоти, что из глотки помимо воли рванёт – слуги богомерзкие лукавого бесстыжие толчки! Но ведь нельзя, не положено священнику обвинить структуру власти, ибо право её дано свыше. Тогда надо разобраться, где кончается власть Лукавого и начинается власть Божия и ежели власть проистекает от Бога, то, как она совращает своих граждан, что они становятся виновными в её деяниях, а она, власть, и ни при чём. С больной головы на здоровую переложить можно, но надо ли? Даже если закрыть весь российский рок, выветрить и забыть, то вряд ли прекратятся заказные убийства и наркобароны не разрыдаются от содеянных злодейств, да и девочки по вызову не переведутся и самоубийства не прекратятся на нет. Разве блатных шансонье на порядок вспучится и шоу-эстрада обоймёт форматным сленгом приутихшую страну. Можно подумать в попсе не сношаются, не пьют, не торчат и не мрут, наложив на себя руки, да и безо всякой музыки весь этот разврат преуспевает от самых начал. А поклонники Иванушек или Мумитроля, я думаю, побезумней будут Летовских фанов или Лукичёвских слушателей, да и помногочисленней, да и поглупее, может и поразвращеннее.

2. ВЫСВОБОЖДЕНИЕ ПОД ПРЕДЛОЖЕННЫЙ ПРЕСС.

Что в итоге – одиозность и непонимание, вот что. Но от чего взялось такое мнение, дыма без огня не бывает? Свобода – вот единственная и скрытая причина всех обвинений. Ведь трудно из-за монастырских стен знать до точки происходящее в столь специфической среде, как рок-н-ролл. Это нужно послушать альбомов сто, восторгнуться какой-нибудь группой, со сцены залобать, эдак с годик-другой, окунуться в среду, потом вернуться, измениться и вот тогда – оценивай. А со стороны – шум, грохот, жаргон, дым, алкоголь, споры и словно что-то ещё, весь этот котёл удерживающее и это «что-то» нужно поименовать. По большому счёту мир вообще греховен для священника, а столь яркое и броское пятно не подчинённое никому и ничему привычно-обыденному, как не посчитать плотскими страстями от думок Сатаны? Ведь очевидно и выпирает по действию, да и рокеры-фаны от Слова Божия не колеблются.

Но если Свобода, значит, что-то сдерживало, была зависимость и стремление выпутаться. От кого, для кого и куда? Эпоха послевоенной стабильности породила специфическую инверсию в социуме – народилась безапелляционная убеждённость в правильности, выбранной жизни. Это касалось и нас и их. Постепенно исчезала необходимость отслеживать происходящие в обществе процессы, стало казаться, что по-другому и не выйдет, а возникающие в государстве тревожные моменты представлялись временными трудностями. Появилось замалчивание, а закончилось ложью во спасение. Молодому человеку, с обострённой, в отношении взрослого, совестью, чётким делением явлений на «плохое» или «хорошее», со стремлением к красоте и правде было трудно принять стереотип государственной успокоенности, особенно ежели он видел обратную картину. От этого и появилось желание уйти, выйти наружу, услышать очевидную правду, а не компромиссный эрзац родительского высокомерия. А если учесть политизированность русского человека, его вечный поиск СМЫСЛА, вопросов не останется вовсе.

К примеру, «Гражданская Оборона» в конце восьмидесятых стопроцентно воплотила этот порыв в СССР. Появился другой стиль, другой слог, другой язык и другой эталон, малопонятный и несколько пугающий со стороны. Возникла новая формация людей, своеобразная каста. По иному зазвучал Маркес или Картасар, Гессе или Селинджер – там было и про нас и для нас.

Жар юности трудно упаковать в однообразную судьбу работника, ведь из жизни исчезла обоснованность её величины, она съёжилась до исполнения долга и отправления нужд. А тут драйв поперёк и возможность видеться с себе подобными, не порознь тягать взрослую лямку, но продлить очарование детской мечты, по настоящему и при собственном участии. Стало возможным проверить многие догадки и услышать другие мнения. Натурально народная инициатива, воплотившаяся в объективной реальности, названной Рок. В шестидесятых это вылилось в противостояние хиппи и обывателей – расстрел демонстрации детей цветов в Чикаго или волнения студентов Франции. Общество было не в состоянии предложить что-либо положительное, кроме смирения перед заработком, да и то лживого – Ги Дебор в «Обществе спектакля» разложил предложение мистера Буржуа. Церковь же Запада уже давно перестала быть эталоном правды и чести, а наша ещё не возродилась. Видеть всюду бесовские козни, было характерно Средневековью, но по прошествии тысячи лет Князь мира не овладел душами прихожан и не отвратил их от Бога. А очередное обвинение могло вызвать лишь улыбку. К тому же мирное сосуществование церкви Сатаны и Христианства, само по себе говорит об одиозности.

Не могут понять батюшки этой простой истины, ребятам хочется настоящего, вот они и придумали его сами и живут им, а внешняя двусмысленность плоти, присутствует как отмежевание и чрезмерная горячность, но не самоцель. Ну а коли, Диавол хозяйничает здесь, тогда вся жизнь есть проявление его Богоборчества и необходимо менять способ сосуществования землян, как скольжение в Ад, трубить о целом, а не порицать малую часть, которая сама хотела бы отойти от порочности и ощутить праведность. Но невозможно это – Церковь давно часть государства. и верует его Боголояльности

3. ОБРАТНАЯ СТОРОНА СУИЦИДА.

Я намеренно остановился на причинах возникновения и внутреннем существе рока несколько подробно, опустив конкретное воплощение в реальности этого существа. Мне кажется, многие слегка принижают значение внутренней пружины этого феномена, и смысл искажается. Впрочем, ещё вернёмся к этому вопросу.

Не столь важно анализировать западных музыкантов – всякий осуществит эту работу довольно легко, но вот наши родные рокеры это совсем другое дело. Тема СМЕРТИ и СУИЦИДА стоит на значительном месте в их творчестве и конечно не охватывает его целиком. Понятно, насколько шокированы, бывают сограждане, услышав «Непрерывный суицид» или «Харакири». И что? Л. Андреев не написал «Красный смех», а Л. Толстой не размышлял об этом в «Анне Карениной»? Смерть всегда была для человека мерилом ценности любви, при её исчезновении. Быстро лишившись иллюзий детства, столкнувшись с варварством окружающей реальности и постигнув невозможность полного счастья, поневоле съёжишься отвращением к миру и большее его отрицание, есть насильственное небытие. Причём часто, как метафора, как отрицание окружающего бытия сердцем. О мести или борьбе с ним речь не ведётся в прямую – уголовно наказуемое подстрекательство. Вообще, заглядывать в лицо смерти способен только потерявший, что-то дорогое для себя и не желающий смиряться с этим. Существует, конечно, эстетика мрака и мистики у металлистов, но это вопрос к психике человека. Человеку нравятся схватки с монстрами, собственно вся его история – это история войн и эволюции государственных формаций и каждая последующая уничтожает предыдущую. Некоторые поэтизируют этот процесс, скорее от неспособности понимать реальность, а сон разума рождает чудовищ. Кстати среди металлистов немало поклонников Врага рода человеческого. Так что рок возник, как воплощение радости и веселья, мрак на него нагнала сама жизнь, действительно диковатая при последовательном рассмотрении.

Обвинения в шаманизме и надвербальном зомбировании предполагают в музыкантах склонность или принадлежность к религии азиатских народов, видению духов или последовательном проведении определённых и неблаговидных целей посредством внушения словом. Для отечественного рокера, при крайней стеснённости в средствах выражения – группа на сцене, без шоу-балета, света, костюмов, театрализованности, эти обвинения нелепы и бестолковы. Наоборот, крайняя суровость на сцене отличает независимых от попсы, с их спонсорами и необходимостью продуманного имиджа.

Насчет внушения или информационного удара и вовсе палка о двух концах – любой говорящий на публике пытается убедить её в целесообразности своего мнения. Даже балет. С появлением речи люди негласно приняли право на речь знающего или желающего сказать. Но ведь этот певец может стать кумиром и тогда слушатель не сможет верно разобраться, поддавшись обаянию голосистого пророка? Ага, году в девяносто первом, когда выбирали первого президента на Ельцине лопухнулись миллионов сорок. Ничего, не осатанели. Наверное, это страх перед наглым юнцом или зависть – его слушают, а меня родителя или политика нет. Ну и приписывают ему магию, выкупленную за душу у лукавого или невольную к тому склонность. Обвинение слишком серьёзное, чтобы бросаться с досады.

ДРАЙВ – КАЙФ – ТЕКСТА или выражаясь по-русски энергия, наполненность, подъём – радость, восторг, чувство высокого – понимание, правда, знание о смысле. Я так думаю, что ныне такое бессовестное время, что и биржа становится храмом, и налоговую полицию могут поименовать духовником. Кто платит, под того и строят. Всё можно опорочить, выбрав удобный эталон, ведь общего то нет. Что там написал И. Соколовский, не знаю, только ежели кому-то хорошо от песни, то чувство в нём уже есть, оно реально, а слова так и лежат в журнале, хоть на нет изойдись. Конечно, можно обратиться к авторитету Церкви, к Завету, но до сей поры, не было от Патриарха или Священного Синода указания о роке и его ужасной опасности. Впрочем, как и об искусстве и любой другой деятельности современного человека. А когда появляются от отцов Церкви обвинения, хотелось бы знать, как так происходит, что батюшка знает присутствие чёрта, а самое Церковь сторонится и сколь смирен тогда священник, ведь не более же он другого верующего перед Богом, а последний (верующий) может и обидеться, то бишь искуситься? Вопросы непростые, когда задумаешься о современности и вдруг расцветших в последние десять лет грехах, словно чёрта из коробочки выпустили не в Америке пятидесятых, а в России девяностых. Кстати ох и поубавилось за это время от рока нашего, что думаешь, а не противное ли дело Тьме было размышлять на шести струнах?

4. СБЕЖАВШИЕ ГЕРОИ РОК-Н-РОЛЛА.

Так и не удалось составить Целостное Мировоззрение служителям «рок-н-ролльного храма», а вопрос о Жизни и Смерти, Правде и Счастье остался неразрешённым. Именно, по-другому и быть не могло: за тридцать лет лишь очертишь границы, да направишься к ответу, набив шишек и уязвившись неопределённостью. Христианская Церковь насчитывает две тысячи лет – восемьдесят поколений супротив одного у отечественного рока, да и Слово было от Бога. Философия современного человека насчитывает около пятисот лет и двадцать поколений соответственно. Но разве дело художника выстроить Систему взглядов понятную всем и всеми принятую? Вряд ли. Однако также вероятно, что система взглядов существовала, но в силу специфичности явления так и не была замечена, а может, и не захотели признать её наличае.

Любой хиппи или панк довольно чётко понимал, что ему нужно, а наши независимые также были осведомлена о собственных ценностях, но естественно этого было мало, ибо не было источника и явно означенных последователей, массово осуществивших внутреннюю традицию. А им и не нужно было обозначиться перед современностью, достаточно быть здесь и сейчас. Индейцев Америки приняли за последователей Сатаны конквистадоры и католические священники, только потому, что жили они по-другому. Через пятьсот лет повинились за убиение оных. В традиции Церкви считается нормой отрицать любое нововведение жизни, а после негласно принимать, как проявление естества. Так было с Искусством и Наукой, Протестом и Бунтом, с Эмансипацией и Медициной, а ныне лекарства и очки, автомобили и оргтехника, электричество и масс-медиа освоены с должной деловитостью. Всё, что во благо Господу есть благо, а рассудит лишь Бог. Но в нашем случае дело в самих лидерах, в Летове, в Неумоеве, в Кузьмине, в Дягелевой, в Умке, в Шевчуке, в Гребенщекове и других.

Спрашивают обычно с лидеров, а лидеры нынче потерялись. Одни приняли реальность и заняли в ней свою нишу, другие погибли, третьи сопротивляются и выживают одновременно, а, в общем, померкли все. Начинали протестом, завершили тиражами, были во главе, теперь сделались кумирами. С падением социализма, рассосались многие пристрастия, с распространением демократии – сгустилась неопределённость. Жизнь изменилась, зло поселилось повсюду и принято за необходимый фон реальности, с ним борются, не покушаясь на причины возникновения. Десятки умов нации ищут компромиссный вариант, шлифуют национальную идею, отлаживают правовое поле, предлагают экономические варианты, пробуют способы, а мы это терпим. При этом подавляющему большинству понятно, что не туда маршируем, однако поток увлекает вперёд, и осмыслить не успеешь, как новый поворот и дрожь пробегает по государству. Мы просто движемся или падаем, отыскивая сиюминутные варианты. Кто успеет разобраться и предложить спасительную доктрину, когда уже не верят никому, точнее догадываются, о новом пиаровском ходе очередного хитреца? Тут вся нация опрокинулась в беспомощность. А мы от каких-то рокеров ожидаем интеллектуального разбора, да рокеры всегда предчувствовали в большинстве подвох, чтобы стать ему опорой. На переломе эпох выживают, а глаголить будут потомки. Мы в очередной раз попали в тупик, значит, кто-то завёл, зачем-то повёл, почему-то получилось и кто-то извлёк выгоду, но дискомфорт чувствуют все. Уровень наркомании, болезней, коррупции, бандитизма, безработицы, падение производства, оттока интеллекта, смертности, цинизма, алчности, проституции возросли на порядок, а то и на два в сравнении с эпохой социализма восьмидесятых, а мы всё более вкручиваемся в демократию, ругая прошлое за отсутствие колбасы, ярких одежд и безверие. Понятно же, применяя категории веры, что с приходом нового способа отношений между граждан, в жизнь влезли все формы греха. Они и раньше были, но ныне расцвели, что сладу никакого. Если вернуться к образам искушения современного человека о. Лазаря, то для нас это не рок и не НЛО, а ДЕМОКРАТИЯ именно её, получается, спланировали в Аду господа бесы, да и подсунули православным, дабы в одночасье совратить их, а они и не сообразили, откуда серой несёт. Но купола золотятся, монастыри множатся, верующих прибывает, патриарх благоденствует, значит, всё в норме, а кто против – сам виноват.

Нечего с рокеров спрашивать более чем с власти или верующих, или режиссёров с актёрами, или с журналистов, или шахтёров с машинистами – все мы повязаны покорностью и растерянностью, и что делать не знает никто, а грешим по мере страстей наших, и степень вины определит Господь на Страшном Суде.

5. ПОД СЕНЬЮ КРЕСТА.

Какого блага хочет Господь для любимого создания, про то Богу поболее нашего известно и, что мерзость в очах Господа, монахам да священникам лучше знать, а прощённым может любой стать, покаявшись, и Господь приходил не праведников спасать, но грешников, а нам же сподручнее не обвинениями тыкать, а разобраться по существу. Ежели человек решился спастись по канону, в монастыре, милости просим, но поживи годок-другой, отойди от страстей мирских, обрети, если не любовь, так жалость и, вернувшись обратно, покажи нечто, обретённое свыше, дабы сердцем заблудших согреть. Но если живёшь миром, хоть и крещёным, отличай причину от следствия, слепых от вожаков их.

Любовь нынче попрана и попирается ежесекундно, и мы лишь сопротивляемся, ослабляя напор, а силы слабеют, и незаметно в душу проникает практицизм и привыкание, равнодушие и отупение. И не может быть иначе – власть и приоритет денег не нуждается в сантиментах и братолюбии. Этика развлечения и потребления самодостаточна, чтобы предполагать Жизнь Вечную и живот надрывать от Страха перед Небытием. На Западе это осмыслили лет двести назад, как только господин Буржуа стал естественен и добропорядочен. Россия по собственной воле выбрала такой же двусмысленный путь, значит, придётся принимать последствия, а не пугать козлоногим рогачём, либо надобно встать на пути беззакония, если смелости достанет. Впрочем, по мнению о. Игнатия Брянченинова делать этого не рекомендуется – не тобой попущено, не тебе и распоряжаться волей Всевышнего. Остаётся терпеть всё, что ни случится, не допуская в себя изменения, но и не участвуя в мирском. Здесь каждый решает о себе в одиночку.

Безо всякого сомнения на сегодняшний момент из всех институтов государства коим ценна мораль и душевное здоровье лишь Православная Церковь имеет знание и цель в добре, благости, миролюбии и любви. Все остальные структуры, включая сюда, государственные учреждения, партии и общественные образования ищут выгоды либо славы, но не заботы о собственных гражданах. Да оно и понятно за Церковью тысячелетия, а остальным похвастаться нечем – в лучшем случае гасят последствия очередной беды. Но именно Церковь проявляет такую скромность и аккуратность в соприкосновении с миром, что ныне для многих она лишь утешение и передышка, последнее пристанище перед полным опустошением или отчаянием. Лишь отдельные батюшки на свой страх и ответственность позволяют противостоять реальности, будь это крещение защитников Белого Дома, или борьба с сатанистами, или забота о сиротах и вдовах. Это хорошо без сомнения. Но вокруг бушует иная жизнь, она не похожа на имперскую позапрошлого века или советскую прошлого, она другая и чёткой оценки пока ей нет.

Подбираясь к завершению темы, мне хотелось бы ещё раз очертить её существо. По моему разумению современная жизнь, называемая обществом потребления или капитализмом благодаря специфической роли денег направляет граждан в противоестественное существование, которое отменяет устоявшиеся нормы морали, требуя от граждан новой функциональности и практицизма в осуществление любого действия. Благодаря позднему вхождению в это очищение, мы (нынешнее россияне) помним ещё нечто инородное, усвоенное нами при социализме и чувствуем несоответствие желаемому и предложенному, хотя и начали постепенно привыкать. Существует определённая преемственность прошлой эпохи нынешней, ведь большая часть управляющего класса незаметно перетекла в кресла нынешних руководителей, а склонная к торговле молодёжь вчерашнего дня, натурализовалась в частных предпринимателей и необходимость подчинения большинства меньшинству сохранилась, что постоянно напрягает общество на социальный конфликт.

Самая молодая и незаметная его часть отреагировало на это давление в отстранённой форме, в музыкальном существовании и сопутствующих такому отходу наркотиках (трава, алкоголь, таблетки, уколы). Это было своеобразным протестом против лживости взрослого мира. Сам рок стал заменителем утраченной юности, в наиболее подходящей форме, где фантазия, энергия и понимание сливаются в новую форму реальности, ибо вокруг либо тоскливо, либо идиотизм. Церковь приняла это сдвоенное желание задержаться в мечте и отторгнуть современность, как некую эманацию тьмы, априори притягивающую ребят, ибо прыжок во взрослость сочетался с перегрузом по всем вчерашним запретам. От этого рокеры несколько отталкивают обычного гражданина, нарушением некоторых норм поведения.

В связи с проникновением росейского бытия повсюду, в роке приключился слом в умах недавних лидеров и они отошед на сторону, от обрушившегося «всё дозволено». Что за пружина распрямилась в нашем мире, мы до сих пор не разумеем, поняли, что надо сгорбиться и принять её либо уезжать за кордон. Церковь постепенно сближается с государственным аппаратом, интуитивно пренебрегая перекосами в его работе и теряя независимость в оценке его воздействия на поданных, что косвенно приводит к проникновению и расцвету на территории России, различных религиозных-СЕ-сект. В противостоянии греховному, как ни парадоксально, рок-н-ролл наиболее близок Церкви из-за бескомпромиссности, из-за желания более справедливого течения жизни и благодаря возрасту его адептов, позволяющий явно различать плохое и хорошее. Как известно в детях Иисус видел сосуд правды, так что глупо принижать сердце юности рокеров

В связи с эволюцией самого рока, в нём выделилось два течения. Одно течение оформилось стилем и форматом в шоу-бизнес, другое существовало параллельно ему. Первое получило в рокерской среде название попса, за профанирование откровенности сердца, утрату независимости и стремление зарабатывать деньги, другое собственно сохранило первоначальную суть не ограниченную рамками общественного мнения в творчестве и стало именоваться независимым роком. Первое течение, попс, практически перестал быть роком в связи с правилами шоу – преподнести нужно так чтобы съели, не задумываясь о проглоченном, о честности речь уже не идёт. Просто развлечение, отдых от трудового буржуазного дня, подобие жевательной резинки. Тогда как независимые всегда обращались к уму, совести и сердцу, дабы не поглупеть, не очерстветь и не впасть в цинизм. В общем-то, они продолжили деятельность скоморохов и юродивых прошлого, хоть и искаженно, но, в сущности, очень точно отразили обратную связь между народом и властью.

Перелом в обществе, опрокинул едва возникшее понимание, так называемых, кумиров рока о ПРАВДЕ и ИСТИНЕ, пришлось взрослеть, выживать и нести ответственность, которой не ожидали, а солдат без генерала превращается в партизана или деморализуется. Лидеры разбрелись, замкнувшись на самое себя. На сегодняшний день современный независимый рок переживает кризис, что вполне обычно для истории любого искусства, но многие герои прошлого живы и неизвестно чем обернётся в будущем-ИХ-отстранённость. Вопрос присутствия мистического за гранью реального, современностью отстранён в сферу личной жизни или хобби гражданина, коему предоставлено полное право распоряжаться своим мнением как угодно, но исправно исполнять свой трудовой и гражданский долг девять часов в сутки. Принимая во внимание существо отношения к миру Церкви, наличае Диавольского на Земле вполне закономерно, попущено и неотвратимо и лишь преданность Любви и Правде толкает граждан разных верований защищать собственные убеждения, невзирая на наличае или отсутствие помощи с Той Стороны. Посему упрекать в приверженности Диавольскому чего бы то мирского либо глупо – оно и так везде, либо возможно при чётком видении непосредственных следов беса, дабы не возвести напраслины на-Чел-Овеческое-В-Людях.

17 декабря 2001. Олег «Манагер».

Кирилл Захаров