16 окт 2018

"Общее прошлое никуда не делось... Но современная реальность преобладает"

Музыканта Евгения Рогачевского большинство меломанов знает как гитариста группы ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА, с которой Женя играет с 1996 года. Однако в начале 1990- х Рогачевский был создателем нескольких разноплановых составов, которые, безусловно повлияли на киевский андеграунд того времени. Это и ДЖОНСОН И ДЖОНСОН, и ИМПЕРАТОР, и ЫИЦКИЙ АУН. Я через интернет задал Евгению интересующие меня вопросы, на которые музыкант охотно ответил. Правда, по ряду причин (в интервью сказано по каким) ответы я получал на украинском языке. Поэтому ответы на вопросы привожу в своём авторском переводе. Итак, начинаем...

Кирилл Захаров (К.З.): Женя, был ли проект ДЖОНСОН И ДЖОНСОН спонтанным или вы специально придумывали концепцию? Там можно услышать скажем так "кавера" на Цоя и Летова. Увлекался ли ты их творчеством?

Евгений Рогачевский (Е.Р.): ДЖОНСОНЫ- это такие наши домашние приколы. Мой дружбан Женя Чупринка записывал у себя дома разные веселые штуки. Когда я к нему присоединился, образовался такой сугубо комнатный проект ДЖОНСОН И ДЖОНСОН. Мы прекрасно веселились, создавая разнообразные компиляции из чужих и своих мелодий и текстов. Поскольку дело было молодое, то, соответственно, ничего святого! И под раздачу попали Цой с Летовым, которые, по- нашему мнению, перешли тогда из ранга альтернативных героев в состояние поп- идолов. И никаких концепций мы особо не выдумывали. Думать, тогда вообще, кажется, мне было не свойственно. Я был бессознательным телом, молодым организмом, который просто потакал всем своим прихотям. Я хотел лупить по струнам - и я лупил по струнам. При этом вообще не задумываясь правильно ли я это делаю.... А мы надышались панками типа DEAD KENNEDYS и советской эстрадой 60-х, 70-х. А ДЖОНСОНОВ я считал чем- то, созданным по принципу проекта КОММУНИЗМ Летова с Кузей Уо.

К.З.: А как тебе группа ДЕТИ МАЙОРА ТЕЛЯТНИКОВА?

Е.Р.: С Дуней (Геннадий Дунаев, лидер ДЕТЕЙ МАЙОРА ТЕЛЯТНИКОВА- прим. К.З.) пару раз встречался. Абсолютно безумный человек! И, конечно, безоговорочный талант!

К.З.: Женя, а ты бывал на легендарных киевских фестивалях начала 1990- х "Полный Гудбай"?

Е.Р.: Нет, до "Гудбаев" не дошел тогда. Надо сказать, что мы всегда были, так сказать, "вещью в себе", то есть не особо тусовались с другими художниками, поскольку не считали себя чем-то подобным.

К.З.: Повлияли ли на тебя и твои проекты (ЫИЦКИЙ АУН и ИМПЕРАТОР) киевские группы РАББОТА ХО, КОЛЛЕЖСКИЙ АСЕССОР и ИВАНОВ ДАУН? И почему твои проекты не были долговечны?

Е.Р.: РАББОТА и АСЕССОРЫ, конечно, были для меня авторитетами, потому что они были до нас. А вот ИВАНОВ ДАУН появился позже. Поскольку я не интересовался нойзовой музыкой, то и не понимал на чем там прикололась вся тусовка. А вот с непродолжительностью проектов все довольно просто. Мой друг и соавтор Женя Чупринка стал верующим человеком и прекратил занятия музыкой. А он был барабанщиком в АУНЕ и ИМПЕРАТОРЕ. Для последнего, вообще, был автором всех песен.

К.З.: ИМПЕРАТОР не раз выступал в таком теперь уже историческом месте в Киеве как "Косой Капонир". Есть ли ностальгия по тем временам?

Е.Р.: Нет. Хотя в "Капонире" я проводил довольно много времени. Кроме концертов, в определенный период там была репетиционная комната у Сергея Поповича ( лидер группы РАББОТА ХО- прим. К.З.) - я с ним пару лет играл вместе. Мы с одного массива, учились в одной школе, только он на 5 лет раньше. А позже мы проводили на территории музея "Киевская крепость", в том же "Косом Капонире", свои турниры по настольному хоккею, они так и назывались "Кубок Капонира". Я тогда был президентом ФКНХ (Федерация Клубов Настольного Хоккея).

К.З.: Кстати, а ты был на концерте барнаульской ТЁПЛОЙ ТРАССЫ в "Косом капонире" в апреле 1994 года?

Е.Р.: Вот Зуй!(Александр "Зуй" Зайцев- киевский поэт, один из редакторов самиздат- журнала "Ж.О.П.А.", основатель панк- проекта ПЕЙСИКИ СТАРОГО ЯНКЕЛЯ, ныне покойный- прим. К.З.) Не позвал меня, видно! Я был на выступлении там Ромы Неумоева.

К.З.: Почему ты изначально не принял предложение Олега Скрипки влиться в состав ВВ? Сложно ли тебе работать с музыкантами этой группы?

Е.Р.: -Олег меня видел в составе ЫИЦКОГО АУНА на одном из фестивалей, причём в качестве басиста. Он даже предложил спеть что-то вместе, когда внезапно вылез на сцену прямо во время нашего выступления, напомню, материал АУНА был преимущественно инструментальный. Но я ему отказал, мотивируя тем, что следующая песня по программе как раз со словами. Жалел потом очень. Думаю, основное, почему я привлек его внимание, это то, что мы не выглядели, как совершенно нормальные. Первое приглашение поступило летом 19993-го. Но, к сожалению, я физически не смог принять такое неожиданное предложение, поскольку на тот момент находился далековато, в городе Нижневартовск, в составе студенческого стройотряда. На заработках, короче был. Тогда пригласили Макета (лидера группы ИВАНОВ ДАУН- прим. К.З.), а во Франции позже играли с французами. А уже в 1996, когда ВВ вернулись в Украину, я был дома. А работать с кумирами оказалось совсем не сложно. Я просто играл свои любимые песни, как умел, да и всё. И оно именно как-то складывалось. Для меня это было счастье. Да и сейчас... Вот только, очень жаль, что Пипа ( один из основателей ВВ и первый басист- прим. К.З.) оставил группу.

К.З.: Пишешь ли ты, Женя,сейчас песни? Если да, то что это по стилю. И вообще, что слушаешь из мировой и украинской музыки?

Е.Р.: Да. Музыка потихоньку и непрестанно появлялась со времен моей первой школьной группы и до сих пор. Правда, я не пытался обнародовать свои доработки, потому что не было вдохновения писать тексты. Вот только в последнее время можно сказать, что начал писать песни. Со словами. Повзрослел. Захотелось записать что-то, чтобы всё, как у людей - три куплета, два припева, проигрыш... Как раз перед войной выпустил сольный альбом. Это нормальная такая буржуазная лирика. По крайней мере, мне так кажется, что это комфортное поп- иск